вино

Вино: сложность, интенсивность, баланс и длина… что, блэт, значат эти слова?

Лучший винный журналист страны Василий Расков в канале «Подпольный дневник алкоголика» рассказывает о четырех столпах, на которых стоит бокал с вином: сложность, интенсивность, баланс и длина. Теперь разбираться в вине стало несколько проще. Слово Васе:

Под видом свадебного тоста я прочитал молодоженам, их рыдающим родителям и скучающим друзьям, дядям, тётям, бабушкам и внучатым племянникам, изможденным молоденьким официантам, словно случайно сюда на свадьбу зашедшим из фильма «Выживут только любовники» с тарелками языка и оливье, полнощёкому тамаде в узких брючках, ораве внезапно замолкших детей всех возрастов, птицам и ангелам — я прочитал проповедь о вине, как идеальном браке. 

Да, башка забита вот этим всем: сложность, интенсивность, баланс, длина. Четыре кита, на которых стоит бокал с вином. Четыре стороны удовольствия. О боже, я пожелал людям, чтобы их совместная жизнь была сложна и интенсивна, неслась как по кочкам, фактически. Complexitè Intensitè Libertè. Слово «баланс» спасло ситуацию. А слово «длина» даже не нужно было пояснять. Живите долго и счастливо, любите вино, то есть, пардон, друг друга. 

Чисто для справки, специально для винных нёрдов:

Сложность — это в основном про аромат.
Если каждый раз, куная нос в бокал, ты вылавливаешь все новые и новые оттенки, если они прорисованы со всей ясностью, но в то же время неуловимы, если не хватает одного длинного медленного секунд на 60 вдоха, чтобы захватить аромат «целиком», если ты слышишь одновременно и спелую вишню, и черный перец, и розу, и кожаные перчатки, и короб с пряностями, и черные оливки, и утренний эспрессо в аэропорту Fiumicino, и старый дом с деревянными балками, стоящий на одном из холмов Тосканы под кипарисом, и сам кипарис, и базилик с тимьяном, и хриплый голос Глории Гейнер, и виолончель, и Вакха Караваджо, и самого Караваджо, кровожадно поедающего кусищи бистекки фиорентина, весь этот звенящий, вращающийся вокруг оси твоего сознания хор — тогда да, вино можно назвать сложным, в нем боку де комплексите. Если вино пахнет вишневым компотом, и как ни верти, ничего другого из себя не может выдать, — оно простое, как три упраздненных лиры. Иногда хочется именно такого, холодным, не дразнить свой и без того развращенный аппарат восприятия, не думать о вине, думать о собеседнике. 

Интенсивность — тут все просто.
Если ты чувствуешь аромат еще до того, как вонзить штопор в пробку, значит, он интенсивный. Если бешено крутишь бокал и залезаешь в него с головой и локтями, чтобы хоть что-то откопать — интенсивность нулевая. Мускаты почти всегда интенсивны и почти всегда просты. 

Баланс. Это скорее про вкус.
У вкуса есть набор структурных элементов: сахар (если есть), алкоголь, кислотность, танины (в красных), «фрукт» (все, что накопано в пункте 1, назально и ретроназально). Фокус вот в чем: всего должно хватать, ничто не должно выбиваться. Баланс может быть нарушен слишком высокой или слишком низкой кислотностью, слишком высоким алкоголем, недостаточным «фруктом». Фрукт — это что-то вроде обивки каркаса. Каркас не должен быть виден. 

Длина — это длина «позитивного» послевкусия.
Прямо так и считается — в секундах. Секунды зачем-то переименованы в каудали. Такая вот придурь винных нёрдов. Покатал вино во рту, глотнул, ждешь, сколько продлится вкусовое ощущение. Причем, ощущения сладости, кислотности, танинов, алкоголя — не в счет, это все каркас. В длину зачитывается только «фрукт». Глотнул и мигом все ушло — так в чем же кайф? Глотнул и весь день ходишь с ощущением этого вина во рту, оно всплывает даже после того, как почистил зубы — во, это нам по нраву.

🌶