Человек не существует, пока он не пьян: великие писатели и алкоголь

Классики любили вдарить по-крепкому. Многих из списка алкоголь свел в могилу, но это не повод отказаться от порции спиртного. И перечитать любимых авторов. 

Хемингуэй был… любителем выпить, если не сказать больше. Он пил дохрена, но мохито был его особым фаворитом. Мохито был придуман в La Bodeguita del Medio в Гаване, Куба, где Хемингуэй любил тусоваться, пить и придумывать способы оскорблять женщин. Или, как он выразился, «Человек не существует, пока он не пьян.» Еще он обожал дайкири, но это другая история.

О, Джек Керуак. Он тот самый милый алкоголик, в которого ты по уши влюбилась на первом курсе. Он веселился, прекрасно писал и умер от проблем с печенью. Его любимым напитком была классическая «Маргарита». Керуак открыто признался, что был пьян… но в сексуальном смысле: «Когда я стал старше, я стал пьяницей. Почему? Потому что мне нравится экстаз ума. Я негодяй. Но я люблю, люблю.»

Абсент не для простых пьяниц. Это похоже на инопланетную кровь, на вкус как кислота со вкусом лакрицы, и абсент заставляет чувствовать себя странно. Оскар Уайльд, однако, не был простым пьяницей, и вот что он сказал об абсенте: «Первая стадия похожа на обычное питье, вторая – когда вы начинаете видеть чудовищные и жестокие вещи, но если вы сможете проявить настойчивость, вы перейдете на третью стадию, где вы видите вещи, которые вы хотите видеть, замечательные любопытные вещи.»

Естественно, закадычный друг Хемингуэя Фицджеральд тоже был заядлым пьяницей. Фицджеральд и его жена Зельда любили джин (в основном смешанные джин, сок лайма и содовую), и оба любили устраивать скандалы в состоянии алкогольного опьянения. Как выразился Фицджеральд: «Сначала вы берете напиток, затем напиток берет вас.»

Трумэн Капоте назвал апельсиновый сок и водку своим «апельсиновым напитком». Автор «Завтрака у Тиффани» большую часть писательской карьеры боролся со злоупотреблением психоактивными веществами. И открыто заявлял: «Я алкоголик. Я наркоман. Я гомосексуалист. Я гений.»

Как и любой классный автор американского Юга, Фолкнер наслаждался отменным мятным джулепом (желательно, сидя на крыльце). И  у него было достаточно ответственное представление о том, когда начинать выпивать: «Нет плохого виски. Некоторые виски просто оказываются лучше других. Но человек не должен валять дурака с выпивкой, пока ему не стукнет пятьдесят; тогда он просто дурак, если этого не делает.»