Наташа Березова

Наташа Березова: «Это можно сравнить с групповым изнасилованием мозга»

Наташа Березова открыла самый приличный ресторан на территории фуд-молла «Депо» — STALL By Berezova. Вот что она сказала о проекте:

«Ну это, все, что дорого сердцу моему — если стейки, то с бернезом и салатом на гриле, тартар, салатики, крабкейк. Вкусная и понятная еда. На рынке. С хорошим вином не по жлобским ценам. Мы посчитали — 50 позиций в винной карте, из которых 40 по бокалам — не всякий ресторан такое себе может позволить. Ещё стараемся, чтобы после нашей еды живот не болел.»

Мне показалось этого мало, и я отправился к ней с неприятными вопросами.  

I

Усталый повар — Групповое изнасилование мозга — Жертва или инвестиции в будущее

— Я иногда наблюдаю за вами в «Депо». У нас очень усталый вид. Это был самый трудный месяц в карьере повара?

— Ну не самый трудный в карьере повара, но самый трудный в карьере управленца. По 16 часов стоять на ногах, конечно, сложно. Но куда сложнее организовать персонал. За всеми нужен глаз да глаз. А то вот отвернусь, а они печень жарят в рыбном фритюре.

— Вам уже приходилось рыдать от бессилия?

— Нет, а надо?

— Если работа приносит вам удовольствие, ее можно сравнить с сексом?

— Конечно, когда вот сервис вечером классный, когда гости довольны, а ты в запаре, но все равно в отличном настроении, это прям секс. Но иногда все вот это вот можно сравнить с групповым изнасилованием мозга.

— Лена Савчук продала квартиру, чтобы открыть корнер. А чем пожертвовали вы?

— Ой, я против экстрима во всем. Я просто очень много видела людей, которые на последние деньги что-то открывали, но сколько из них были успешны — большой вопрос. Думаю, что в первый раз лучше составить подробный бизнес-план и найти инвестора. Желательно такого, который шарит в ресторанном бизнесе. Чем пожертвовала? Ну как, цветом лица — вы же говорите, что у меня усталый вид. Нервы, время, но все равно, это не жертва, это скорее инвестиции в будущее.


II

Что я хочу доказать — Повара-женщины — Жесть у линейных поваров — Чей кругозор важнее

— Вам уже все же не 18, у вас, прямо скажем, судя по всему классная комфортная жизнь (была). Зачем это все?

— В наше время вообще нет возрастных рамок. Мне, например, сорок, ну и что? Больше опыта и понимания жизни. Зачем? Чтобы попробовать себя, доказать, что я тоже что-то могу. Чтобы не было застоя.

— В XXI веке «женщина у плиты» для некоторых феминисток звучит оскорбительно. Вы же добровольно встали, зачем?

— Поговорите об этом с моей бабушкой, бывшим завучем английской спецшколы. Она вообще считает, что в повара одни троечники идут. А если про феминизм… наоборот, женщины-повара начинают вытеснять мужчин из профессии. Это большой шаг вперед. 

— В Советском Союзе профессия повара была одной из самых неприятных. В ранге ужаса от работы и условий повара стояли чуть ниже шахтеров. Вы понимаете, что ногам и рукам скоро будет плохо?

— Ногам уже плохо, руки ещё норм. Да, это тяжелый труд, но вы лучше об этом проговорите с линейными поварами — вот где жесть. Поэтому в профессии либо одержимые, либо те, кому все равно, где работать, либо иностранцы, которым нужны деньги. Энтони Бурден про это ещё писал.

— Вам не тяжело общаться с поварами, у которых кругозор довольно узкий. То ли дело вы. 

— Ну не у всех, это раз. А потом, я три часа могу обсуждать качество продукта, или как чья бабушка пироги пекла. Тут мой собственный кругозор важнее.


III

Мат на кухне — Тётя Лена Чекалова, как звезда комфорт-фуда — Ранит ли критика — Повара-геи

— На кухне многие разговаривают матом. Как вам эта атмосфера?

— Я выросла в Бирюлево. Так что к мату привыкла с детства. Кстати, наши повара ругаются меньше меня. Су-шеф даже предложил повесить на меня ошейник, который бил бы током, когда я ругаюсь.

— Тётя Лена Чекалова тоже готовит комфорт-фуд. Чем вы отличаетесь?

— Тётя Лена — путеводная звезда русского комфорт-фуда. Но я сейчас мало слежу за происходящим вне моей работы, поэтому затрудняюсь ответить на этот вопрос.

— Кстати, Чекалова вас слегка пнула в своей заметке. Как вы относитесь к критике (не только тети Лены, а вообще)?

— Я очень позитивно отношусь к конструктивной критике. Спасибо тёте Лене, не ожидала, что моя скромная рыночная деятельность привлечёт ее внимание. Вот Игорь Шулинский сказал, что картошечка сыровата — и был прав. Не люблю критику в стиле «вот мы были в Лондоне и там фиш энд чипс готовят не так». Или «а у вас бокалы для вина неправильные, без ножки, ага!». На эту тему я подумываю завести отдельный канал в телеграме и назвать его «Тертое яблочко».

— Вы не используете домашние рецепты. Мама и бабушка хорошо готовили? Интересно, на чем вы выросли, когда в стране с продуктами был швах?

— Смотря какие рецепты. Мои родители работали по всему миру, поэтому стейк с соусом бернез или салат романо на гриле — вполне себе семейные рецепты. Я выросла на тех продуктах, которые регулярно привозили к нам домой дедушкины ученики со всего Советского Союза. Летние каникулы я проводила на Украине – там всегда были супер-продукты. А вот когда с продуктами случился швах, я сама после школы ходила по магазинам в поисках замороженного мяса, масла и хлеба. Не очень люблю блюда того времени: мясо в горшочке, мясо по-королевски или адские пластиковые окорочка. Все это готовилось от бедности и нехватки продуктов.

— Скажите, почему среди поваров так мало геев?

— Ахаха, понятия не имею. А их мало, да? Вы думаете, это дискриминация по признаку сексуальной ориентации?

🌶