Анна Куприкова: «Хотела разбираться в вине и получать за это деньги»

Анна работает кавистом в магазине Winestyle. Ей 25 лет, и она приняла вино. В то время, когда ее ровесники увлекаются более тяжелыми препаратами или сходят с ума от ЗОЖ, Анна работает с вином. Я попросил ее рассказать, как же вышло, что она выбрала вино.

Когда твои ровесники шли работать на кассу в Макдональдс, ты отправилась…
— Профессионально пить вино и получать за это деньги: кавистом у одного из крупнейших ритейлеров, непосредственно в винном бутике (или «пивном ларьке», как поначалу скептически говорила бабушка). А потом все захлопнулось из-за карантина и я поняла, что вовремя подсуетилась вообще-то. Начала потихоньку учить базы, термины, смотреть лекции Дениса Руденко.

Что ты знала о вине?
— Что российское – это как российский футбол, а что топовое вино – только красное французское типа Бордо. Я вообще Францией не интересовалась, к тому же, откуда у студента столько денег на гран крю? А потом поехала на полгода в Рим, и увидела, как молодежь покупает отличное вино за 3 евро (7 евро – это уже для богатых) – задалась вопросом, с чего вдруг это так дешево и хорошо одновременно. Стало дешевле экспериментировать, да и пьешь вино каждый день вместо чая. Подсела на Сицилию и белое из Кампании (то, что в остериях приносят в литровых кувшинах задарма), – в такой обстановке метаморфозы в психологическом восприятии сами собой случаются, хотя в саму винную сферу я пришла только через год. 

Какие проблемы были с вином у тебя до обучения?
— Недостаток абстрактного мышления: не понимала, почему сладкие вина дорогие или зачем кависту знать про крепкое, например. А еще руководствовалась странной логикой: считала, что если болит голова от белого вина из «из белых сортов винограда» с нижней полки, вероятно белые вина – вообще не мое (хотя стоило подружиться с нормальным кавистом из винотеки).

— Что хотела узнать?
— Да все вообще, но в основном – про вино. Очень интересовали Италия и Испания, а на Германию и Францию тоже думала, мол, «не мое». Теперь я не зарекаюсь и просто пью все. Торфяную Айлу, имперские стауты, дагестанские игристые, айсвайны и аквавиты – всё пробую, мне свекр винный стеллаж сколотил, дома всегда есть 15-20 бутылок различного алкоголя.

— Как начался твой переход в мир вина?
— Вообще, я филолог-переводчик, успела поработать в кофе, ивентах, фотографии. Год назад пришла в компанию с базовой внутренней школой для кавистов – понравилось, что можно учиться и стажироваться одновременно. Каждый новоприбывший кавист вне зависимости от опыта получает наставника и проходит проверку на адекватность и обучаемость. Также много дегустаций (которые я тоже организовываю), поэтому начать работать у полки может даже новичок – ты обучаешься как тематике, так и корпоративным стандартам, навыкам продаж. В связи с тем, что ты должен уметь продать без навязывания, коммуникация основывается только на запросе покупателя. Это проблема, только когда приходят и просят «не знаю, дайте ченить вкусненькое». 

После стажировки ты сдаешь внутренний экзамен по основным темам, получаешь статус кависта и берешь свое дальнейшее развитие в собственные руки

Я сразу увлеклась телеграм-каналами и онлайн-лекциями винных хедлайнеров, читала зарубежные издания, начала вести мини-блог в инстаграме и телеграмме (сначала для развития дегустационных скиллов, а потом для поддержания интереса друзей к своей крутой работе). Например, пишу тут: https://t.me/kuprikovanalivaet

Помогли ли знания в покупке вина в магазине или в выборе в ресторане?
— Уже через полгода можно отличить плохую винную карту от хорошей (это вообще несложно вроде, но очень полезно, так как лучше взять хорошее пиво, чем плохое вино). Касаемо магазинов: с выбором не ошибаюсь, да и друзья часто обращаются по фудпейрингу, но теперь ужасно много времени трачу на алкошоппинг. Пока все не изучу у конкурентов, домой не уйду.   

Какой основной урок ты извлекла из полученных знаний?
— Умение описывать флейвор – хоть и настоящий козырь, но главное – сделать попроще лицо. Высокомерие тут терпит поражение, кстати – чем больше ты знаешь, тем меньше ты знаешь. Меня тоже не миновал ковид, кстати: физиология рецепторов с паросмией отбрасывает назад в изобразительности: приходится не вспоминать, а зазубривать органолептику, чтобы не рассказывать у полки про запах айкоса и аммиака в пинотажах. Вино – это как иностранный язык, который не выучить на 100%, особенно если хоть ненадолго перестаешь на нем говорить (=дегустировать).


Стереотипы не врут: в этой сфере есть очарование и романтика, особенно если ты общаешься с конечным потребителем в энотеке. Эта работа не для всех, но она позволяет находить общий язык с разными людьми.