Ирина Богович: «Винодел или виноделка?»


Красивая девушка решила выпустить вино. У неё получилось. Это не история о Золушке…

Желание стать виноделом у Ирины Богович случилось спонтанно, как она говорит –  «любовь с первого взгляда». Закончила обучение в винной школе «Энотрия» и поняла, что хочет не просто разбираться в вине и продавать его, она хочет его делать. После – стажировка у Павла Швеца, обучение в Бургундии, покупка винограда в Крыму и производство вина BOGOVICH WINE на заводе «Усадьба Перовских». В 2020 году Ирина купила участок с лозами. Богович не любит, когда ее называют «самым красивым виноделом»… но обо всём по порядку.

Когда приехала в Крым в прошлом году, то меня воспринимали как девочку, которая быстренько наиграется, сделает вино для себя/мужа/друзей и уедет. Нафантазировали, что у меня муж чиновник, олигарх или медийная персона. Это не так. Первыми вложениями были деньги, полученные от продажи оборудования и помещения от предыдущего бизнеса, поэтому никаких «спонсоров с Рублевки» у меня нет. Это семейный бизнес, основателем, вдохновителем и «руками» которого я являюсь. Но когда купила виноградник, все немножко приутихли – поняли, что в Крыму я всерьез и надолго.

«Винодел» или «Виноделка»? Скорее, первое: больше нравится как звучит и не хочу делать акцент на том, что я женщина, кричать об этом в рупор – мне не нужны никакие скидки и преференции. Знаю, что феминитивы сейчас в моде, но не всё, что модно мне подходит.

Моё первое вино вышло в 2020 году. Это тонкий оранж из муската. Сейчас готовится релиз – два разных каберне совиньона (общий тираж 500 бутылок). При одинаковых показателях на сборе урожая, технологии ферментации и выдержки их различие только в дрожжах: у одной половины – они дикие,  у второй – культурные. Мне хотелось провести эксперимент – что получится сложнее и интереснее.  

Я не копирую российских виноделов. У меня свое понимание технологии и новых трендов, которые сформировались во время обучения в Бургундии. Это любимый регион. Я поехала туда, потому что считаю, что если учиться, то у лучших. В «Энотрии» заложили базу и я получила отличные знания и само понимание вина, на практике у Швеца я окончательно влюбилась в виноградарство и работу в цеху, а в Бургундии мои знания углубились – там мне дали понимание того, как работать с лозой, что делать на винодельне и в погребе, а еще – как это все потом продать.

Люблю связывать вино с мелодией. Когда описываю тот или иной образец – у меня возникают музыкальные ассоциации. Родители воспитывали на Стинге, Шаде, Джордже Майкле и Филе Коллинзе. Я хочу делать вино, под которое можно будет долго о чем-то размышлять, во время того как оно развивается в бокале и одновременно наслаждаться звуком. Скажем, должна случиться некая «химия» между тобой, вином и звуком. 

Виноделу нужно пробовать хорошие импортные вина. И не важно, классика это, натуральные или биодинамические вина. Дальше из опыта составлять представление о стилистике своего будущего вина.

Те ребята-виноделы, что не имеют возможности пробовать ничего, кроме российских вин… это очень плохо. Плохо для опыта. 

Если ты собираешь виноград и делаешь вино, не понимая, что будет в бутылке, у тебя в голове нет вкуса «твоего вина» — это фигня. Ты изначально должен понимать, что будет в финале, как вино будет развиваться.

Я не следую за трендами. Скажу дико немодную вещь: мне не нравятся ацетоновые и лакокрасочные тона в вине. Я за чистоту и филигранность в ароматике, за тонкий вкус. Мастерство винодела – довести виноград до бутылки, сохранив все его природные качества, не перегрузив или ободрав технологиями и бочкой, при этом сделать так, чтобы вино было круто пить не только на винодельне, но и в абсолютно разных локациях как в компании, так и в одиночку, с едой или без.

Я хороший собутыльник. Обожаю рассказывать про виноделие, делиться и обмениваться опытом. Не напиваюсь. Два-три бокала для моей комплекции вполне достаточно. 

Всегда хотела собственный виноградник. Мысли, что я всегда буду работать только с покупным виноградом, не возникало. Изначально я мечтала, что буду работать на своей земле на жаре или морозе, с секатором в руках – меня прёт работать с лозой. В этот момент я медитирую. Если угодно – от виноделия впадаю в транс: я не вижу никого и ничего вокруг — есть только я и емкость.

У меня принцип – делать вино своими руками. Уверена, что вино чувствует энергию винодела. И люди это чувствуют. На этикетке стоит мое имя и я должна отвечать за результат. Так планирую делать до конца своих дней, поэтому не хочу производить большие объемы вина, так как не смогу контролировать процесс. Упор не на количество, а на качество: на стиль и потенциал вина.

Ни разу не льстит, что меня называют «самым красивым виноделом России». Хочу, чтобы меня ценили не за внешность, а за продукт.  Понимаю, что моё вино мало, кто пробовал, его в принципе мало. Был только мускат оранж, сейчас будет каберне совиньон. Надеюсь, что в следующем году люди сформируют мнение о моем стиле и о том, что я хочу сказать своим вином.  

У меня нет денежных ресурсов, чтобы делать вино только в свое удовольствие. Планирую на вине зарабатывать. Например, оранж себя окупил, продала его за месяц. Понятно, что это капля в море: с тех пор начались затраты другого уровня, которые отобьются не скоро.  

В Москве чувствую себя в гостях, нежели дома. Стараюсь больше дегустировать зарубежных, абсолютно разных вин. В Крыму я уже все перепробовала, уже не интересно. А в столице продолжаю воспитывать дегустационный вкус. 

Вернувшись после перерыва в цивилизацию побежала в торговый центр, купить чего-нибудь, раньше таким образом снимала стресс. И потом, в Крыму большой дефицит всего – санкции. Долго бродила, а в результате купила только крем, затем зашла в винотеку – ушла с тремя бутылками вина. Ехала домой и думала – насколько изменилось сознание: шоппинг больше не драйверит, тусовки, общение ни о чем. 

Абсолютно не скучаю по бывшей московской себе. Многие вещи, что были дороги, стали пустыми. Я любила красиво одеться, выйти в свет. А теперь предпочитаю ехать за рулем по ночному городу, слушать музыку или встречаться с близкими друзьями – пить с ними классное вино. Это в те пару недель в году, что я в Москве. Остальное время провожу в Крыму, занимаюсь вином и виноградником, хожу в горы и плаваю в море. Это теперь – драйв и вдохновение.

Фотографии: Игорь Родин