Никита Абалихин: «Мои вина слушают рок»


Никита Абалихин — человек с интересной судьбой: еще недавно он работал в общепите, а теперь стал виноделом крымской Lucky Winery. Ему 25 лет и он делает модные натуральные вина. В баре Bigati мы с Никитой выпили четыре бутылки вина — каждая из них делала разговор все интересней. 

Вино № 1: Les Vieilles Irancy от Nicolas Vauthier 2015

«Красное шабли» от гения биодинамики Николя Ватье  

Стать виноделом меня подтолкнула мама: она закончила Тимирязевскую академию и мне советовала поступить туда. В школе я был троечником и хулиганом, и мама настойчиво рекомендовала идти в академию: мол, меньше шансов, что попрут. Я открыл список факультетов и выбрал «Виноделие». 

У классического образования есть проблема: программа создавалась при Советском Союзе. Тогда было важно накормить страну и не было понятия «бизнес» — были заводы. И ты должен был стать частью завода. А у завода мало общего с виноделием.   

Моя история, как винодела, началась с Павла Швеца. Во время учебы я искал место для практики и обзвонил все крупные заводы Крыма, но везде невразумительно отвечали. Я случайно написал в Uppa Winery. Они ответили и сказали, что ждут. И вот я сходу залетаю на винодельню Павла Швеца. Прошел полный цикл: от розлива прошлогодних вин и наклеивания этикетки до сбора винограда. Эта практика дала мне больше, чем три года учебы в Москве.

Два года я работал у него волонтером на винодельне Uppa Winery. Занимался не только сбором винограда, но и участвовал в технологических процессах с его командой. И Швец спросил, где мне интереснее: в Москве – в ресторане/офисе или остаться в Крыму и заниматься землей и виноградом. 

Павел познакомил меня с Иваном Петровым — собственником проекта Lucky Winery. С 2018 года мы начали планировать создание винодельни. В итоге в 2019 году мы запустили негоциантский проект, купили оборудование и с головой ушли в виноделие.  

Когда я привез домой первую бутылку, вино родителям не понравилось. Ключевой момент — отсутствие сахара. Мама сделала такое лицо…

Тогда я понял, что в Новый год никогда не будут открывать свои вина родителям. Сейчас отношение несколько изменилось: папа выпивает по бутылке в неделю. Мама — нет. 

Вино№ 2: Dedica Malvasia от Martilde 2019 

Роскошный оранж из ароматной мальвазии без амфоры 

Крутой (современный) винодел — не тот, кто использует дорогое и современное оборудование при производстве своих вин, а тот, кто использует законы природы и умеет работать с «летучкой», «скотным двором», «редукцией» и прочими пороками вина, превращая их в уникальные преимущества.

Как проходит обычный день винодела? Утром решаю, успею позавтракать или нет. Пока каша закипает, листаю инстаграм. Ем и до вечера забываю, что у меня есть телефон. Весь день занимаюсь процессами виноделия. Живу в приморском регионе, но купался за год всего три раза. 

Жить на винодельне с виллой — просто и здорово. Поначалу. Через месяц я понял, что в Крыму катастрофическая нехватка людей, общения. Ты не можешь пойти с друзьями выпить новых вин — там нет новых вин. Я прожил в Крыму год и за это время вновь полюбил Москву. Страшная ностальгия. Сейчас в Москву я приезжаю реабилитировать личную жизнь: она закончилась у меня в 2016 году, когда я впервые приехал в Крым.

Приезжаю в Москву и хожу в бары, где есть хорошее вино: «Сквот» на Солянке — супер, «Сова и медведь» — отличная винная карта по бокалам и демократично, «На вина» и Big Wine Freaks — это моё: панк-рок, натуралка

К людям, которые не пьют вино, я отношусь с непониманием. Наверное, ты алкоголик и не умеешь потреблять вино, не доверяешь себе. Вино — история не про алкоголь. Я запиваю им ужин, но могу позволить себе немного вина и на завтрак: белое или игристое. Запомните: петнат и шакшука лучше, чем кофе и круассан.  

Вино № 3: Raverdon Brouilly от Chateau Thivin 2018

Божоле новой волны из крю божоле Брюи 

Я пил много классических вин, но мне интересны вина новой волны. Натуральные вина — это всегда прикол во вкусе. Они мне интересны еще и тем, что я, как технолог, пытаюсь разгадать их как ребус. Читаю технологию по вкусу, как книгу.  

Сейчас время натуральных вин. В чартах они задержаться еще на несколько лет. Сейчас модно пить оранжевые вина, петнаты, натуральные вина: тут тебе и лакокраска, и соленые огурцы в рассоле. Со временем рассол уступит место балансу лакокраски и скотного двора. Этими винами можно удивить друзей не за счет цены, а за счет того, что это специфические и интересные вина. 

Концепция Lucky Winery — делать casual-вино за 1000 рублей. Это простое вино, его можно пить каждый день. Это не значит, что оно из «Пятерочки» или «Ароматного мира» — оно не для слепой продажи. Мои вина надо презентовать, рассказывать о виноделе и винодельне, о наших принципах. Вот тогда, встретив вино на полке, будешь понимать, что берешь не кота в мешке. 

Чем отличается вино на полке от вина в ресторане? Как правило, вино из розницы не способно вызвать вау-эффекта. А в ресторане хочется праздника, хочется попробовать то, что раньше не мог позволить. Вино в ресторане должно удивить, вызвать эмоцию. Если этого нет (вино плоское и не удивляет), то возникает вопрос: что оно делает в винной карте?

Вино № 4: Enlevement Demande от Nicolas Reau 2017 

Анжу из каберне франа, чистая мудянка: сочная и пиразиново-какашечная

Первое время я стеснялся своих вин. Я ждал критику, а её не было. Мне нужна была критика, без нее скучно. Единственный раз, помню, на винодельню заехал «Запорожец». Гости попробовали вина и сказали, что у Инкерман ркацители лучше. Сказали: «Если начнете делать полусладкие вина, мы к вам еще вернемся». Это было больно. 

Быть виноделом — это панк-рок. Можно чувствовать себя звездой отечественного виноделия. Безусловно, лифчики летят на сцену. Быть виноделом — классно.  

Я всех угощаю своим вином: друзей, подруг, любовниц, случайных людей.

Готов ли я быть хайпомётом? Не знаю. Но если молодое, натуральное вино делает вокруг бренда хайп, это неплохо. В молодежной тусовке это воспринимают за норму. Новое виноделие поможет увести людей от пива.

Я сознательно почти отказался от пива. От выпитой вечером банки пива сплю на четыре часа больше и чувствую себя подавленным. Гораздо хуже, чем от бутылки вина, выпитого накануне. 

Если девушка в винном баре попросит виски-колу, то с ней всё понятно. Карты противника налицо. Вероятно, далеко с ней не уеду — проеду пару остановок, не более.

Я делаю натуральные вина и я люблю натуральных девушек. Без тюнинга. Нет наклеенных ресниц — ок, нет подкачанных губ — еще лучше

Виноделы включают музыку винам, пока они стоят на выдержке. Обычно это классический репертуар. Если бы мои вина слушали классику — они бы скисли. Я ставлю Ibiza Global Radio, радио «Максимум» и рок. Но не Queen, а Metallica. Винам передается моя энергия: бунтарство и безбашенность. 

Фотографии: Игорь Родин