И немедленно выпил: Венедикт Ерофеев

Любимые строчки великого автора

Жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо так, чтобы не ошибиться в рецептах.

Наше завтра светлее, чем наше вчера и наше сегодня.

Больше пейте, меньше закусывайте. Это лучшее средство от самомнения и поверхностного атеизма

Если человеку по утрам скверно, а вечером он бодр и полон надежд, он дурной человек, это верный признак. А если наоборот – признак человека посредственного. А хороших нет, как известно.

И вот тогда-то я научился ценить в людях высшие качества: малодушие, незрелость и недостаток характера.

Ценные вещи создаются только в «мире, где все продается и покупается».

Научись скорбеть, а блаженствовать – это и дурак умеет.

Я, похмеляясь утром, прячусь от неба и земли, потому что это интимнее всякой интимности!.. До работы пью — прячусь. Во время работы пью — прячусь… 

Мы не можем ждать милостей от природы. А чтобы взять их у нее, надо, разумеется, знать их точные рецепты.

Пить просто водку, даже из горлышка — в этом нет ничего, кроме томления духа и суеты. Смешать водку с одеколоном — в этом есть известный каприз, но нет никакого пафоса

Не будем обижаться, не будем издеваться, А будем обнажаться, а будем раздеваться.

Я, например, если выпью — я весел чертовски, я подвижен и неистов, места себе не нахожу, да. А наутро? — наутро я не просто невесел, не просто неподвижен, нет. Я ровно настолько же мрачнее обычного себя, трезвого себя, насколько веселее обычного был накануне

Симпатичный шалопай – да это почти господствующий тип у русских

Чем хуже баба, тем лучше надо поддать!

Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигу.  Я   Все считают меня дурным человеком. По утрам и с перепою я сам о себе такого же мнения. Но ведь нельзя же доверять мнению человека, который еще не успел похмелиться! Зато по вечерам — какие во мне бездны! — если, конечно, хорошо набраться за день — какие бездны во мне по вечерам!

И в бабах и в детях уважаемее всего: пухлость и кротость

Русская нация – просто невыспавшаяся, потому бестолковая, невезучая, противная, нервическая. У всех же было время поспать, много лет добротного мещанского искусства и бытия.

 Я, как стакан, хрупок и тонкостенен. Я многогранен, как стакан 

О, эфемерность! О, самое бессильное и позорное время в жизни моего народа — время от рассвета до открытия магазинов! Сколько лишних седин оно вплело во всех нас, в бездомных и тоскующих шатенов!

Кто хочет, тот допьется.

Писать надо по возможности плохо. Писать надо так, чтобы читать было противно.

… И немедленно выпил