Влада Лесниченко: «По собственной воле от вина не откажусь»

Влада Лесниченко – энерджайзер московской винной индустрии. Она проводит дегустации с самыми интересными винами в винотеке Drinx. Влада соучредитель премии винных карт Russian Wine Awards, она же составляет винные карты ресторанам. Все, что происходит в винном мире России без ее участия, кажется, не обходится. По мне – королева. Лесниченко это мягко отрицает…  

I

— Найти бриллиант. — Женщина с бородой. — Низкий ценовой сегмент

— Закрытие границ, курс валюты и прочие санкции – все подталкивает к тому, что пора переходить на наше? Тебе – фанату Франции – это легко сделать?

— Сложно. Нужно отделить зерна от плевел, найти бриллиант среди стекляруса. Это увлекательный процесс, хотя и слегка портит здоровье.

— Нужно ли обращать внимание на страну-производителя? Нет ли в этом ура-патриотизма, который может закончиться винным национализмом?

— Абсолютно так. Шовинизм никогда никому не помогал. Только сейчас мы учимся разбираться в наших автохтонных сортах – кокуре, сибирьковом, пробуем пухляковский… Но, если мы начнем топить только за своё и забудем мировую историю вина и виноделия, мы никогда не поймем наше вино. Не будет эталона, на который нужно равняться. Стоит знать, какой бывает эталонный пино нуар, каберне совиньон, мерло с их тысячелетней историей. 

— У России много автохтонов, но они публике любопытны не больше, чем китайские гимнасты или женщина с бородой…

— Вот это ты зря! Автохтоны – это как раз та самая «женщина с бородой». Они привлекают толпы. Что мы знаем? Не селекционный виноград, урожайность маленькая, капризы, маленькая ягода и большая косточка – что с ними делать непонятно. Изучай и изучай, результаты интересные. 

— А конечному потребителю зачем его пить?

— Он хочет выпендриться! Перед собой, девушкой или друзьями. Представь, ты купил не банальный каберне совиньон, а сибирьковый, да еще и белый! Это круто.

— Россияне любят отечественное вино, но не то о чем пишут микроблогеры. Россиянин голосует рублем – берет вина до 200 рублей. 

— Это правда. Их надо переключать на более высокий ценовой сегмент. Наш человек готовы переключаться на более высокий ценник в сыре, мясе, хлебе, на творог, который специально делает тетя Света из Тамбовской области. Вот так стоит приучать к вину. Заплатите на 100 рублей больше, это никак не отразится на бюджете, но станете понимать, зачем пьют вино вообще.

— И вот вылезает грандиозная проблема: хорошее вино надо искать, оно как дефицит.  

— В этом смысле повезло жителям окраин и спальных районов. Винотеки и винные бары выходят за границы ЦАО. Крупные торговые сети чистят свои полки от дряни. Плюс, проводят акции – это не распродажа некондиции, а погоня за оборотом. И в этой погоне за оборотом среднему потребителю комфортно жить. Для покупателя – нижайшая маржа, дни каких-то винодельческих регионов, постоянная движуха.    

— Закроем тему российского вина. Назови его слабые стороны/проблемы…

— Очень длинные деньги. Виноделы не могут похвастаться семейными винодельнями, седьмым поколением виноградарей. Нет истории. Они не могут заниматься рутиной: двигать бочки, менять шпалеру, пересаживать лозы и тд. Наши виноделы занимаются насущными делами, отсюда такие цены на вино.

— Давай признаем, что прибыль от вина у многих – не основной доход. Это вино, сделанное на деньги олигархов, друзей Путина. Не верю, что они страдают.

— Они не страдают, точно. Я говорю о самостоятельных винодельнях. Понятно, всегда будут церковные, президентские винодельни. Так было всегда в мире. Например, Бургундия, Риоха, Шампань – монашеские земли, они подарили нам лучшие вина.  Пусть у наших олигархов будет лучшие участки, дай бог. Мы получим лучшие вина. 

— Длинные деньги, это раз. Второе?

— Государство находится в тисках полярных мнений, как двуглавый орел: одна голова повернута в сторону борьбы за трезвость, другая смотрит в дивный винный мир и восстановление сельского хозяйства. И зажатое дилеммами государство должно издавать указы. А помогать в этом депутатам и правительству должны винные консультанты. 

— Пошли бы на встречу с Денисом Мантуровым, он министр торговли, винодел, вероятно, поймет проблемы. 

— Мелких сошек не зовут. 

II

Королева России. — Набухаться вином. — Зависть

— Про мелких сошек это смешно. Ты – королева винного мира России.

— Преувеличиваешь! У нас королев много: вот Света Добрынина из Selfie завоевала все награды…

— Света – сомелье! Ты более медийная. Авторитет.

— Хорошо. Когда так говорят, хочется соответствовать: учиться, дегустировать, держать себя в тонусе. Это ответственность. Я не имею права на ошибку. Хочу оплодотворить своей любовью к вину.   

— Язык, на котором говорят в московском винном мире – довольно причудливый. У одного – сланец и зажигалка, у кого-то сперма в шампанском, а третий кроме грядки ничего узнать не может. Думаешь, люди понимают о чем вы щебечите?

— У каждой нишевой тусовки есть арго. Это круто! Особенно, когда ты становишься своим и начинаешь на арго разговаривать и (что важно) шутить. Нишевая тусовка использует жаргон, это нормально. 

— Ты держишься немного в стороне от винной тусовки. На абы какие презентации не бегаешь, отчеты не пишешь в ночи. При этом тебя уважают и наверняка любят. А вот зависть есть?

— Знаешь, как проявляется зависть? Не позвали на крутую дегустацию. Другой зависти предпочитаю не замечать, у меня позитивный взгляд на мир. Я из Ростова-на-Дону, города гостеприимного. Например, произошла авария: у нас люди сначала бьют друг друга и матерят, а через 5 минут начинают дружить семьями. Если, кто-то мне завидует, пусть приходит на дегустацию, мы подружимся.     

III

Тысячи евро на вино. — Влада олигарх. — По будням выплевываем

— Ты считала сколько тратишь на вино в год?

— Муж считал. Получилось около 40 тысяч евро. Разумеется, большинство из денег уходит на формирования погреба. Чтобы не сложилось впечатления, что мы это пьем на пару с мужем, сообщаю: мы проводим много частных дегустациях, где открываем коллекцию. У нас в семье двое пьющих – я и муж. Старшему сыну 22 года. Предпочитает пиво и техно. А мы пьем вино скромно. Почти каждый день. В себя – три раза в неделю. По будням, на дегустация – чаще сплевываем.  

— Представим, ты – олигарх. Ты пила бы только великие вина?

— Может быть, выбрала узкий круг вин и регионов, которые с удовольствием пила, но это конечная штука, все равно ходишь по кругу. Хорошо, что я не олигарх. Могу выпить сегодня вина из Галисии, завтра кокур, а на следующей неделе сравнить белые из Луары и Бургундии. И в этом кайф – ты себя не ограничиваешь.  

— Что чаще разочаровывает вино или люди?

— Очень люблю людей и понимаю, чего от них ждать. Не хочется искать блох и мух. Вино разочаровывает чаще. Даже Бургундия. Готовишься, выбираешь закуску и тд. Хорошо, если в вине пробка. Это хорошо, значит нет. Хуже, когда вино закрытое и не хочет с тобой разговаривать. Или оказывается не тем, что ждал. Это как на сайтах знакомств: на фото одна девушка, а приходит… та девочка, да не то.

IV

Чего хотят женщины. — Новая этика. — Легко ли пить молодым

— Ты уже поняла, чего хотят женщины от вина?

— Женщины хотят, чтобы вино им наливали любимые. Сейчас нельзя говорить «мужчина», женщина может встречаться с женщиной. Даже я получаю удовольствие, когда девушка мне наливает вино и красиво рассказывает. 

— Новая этика не подразумевает знакомств в винном баре. Угощать девушек и тем более дарить комплименты – это осуждается.  

— Ужасная этика! Я фемистофоб. Люблю, когда уступают место, открывают дверь. Мужчина предлагает помощь – это круто. Да, я не отдам тяжелые сумки и буду сама их тащить, но само предложение помочь – круто. Но если он не предлагает, я стану возмущаться! Феминизм порождает проблему…

— Молодежь не пьет вино. 

— Да! Угостить бокалом, а то и бутылкой – не принято. И сомелье «добивают» интерес: начинают рассказывать о терруаре и почвах. За 30 секунд, которые молодые люди готовы слушать, ничего не понятно. Непонятно – до свидания. Молодежь выбирает кофе, пиво, коктейли. 

— Так это ваша проблема. Почему распитие вина или назовем это своим именем – пьянство, на бумаге и во рту сомелье выглядит так сухо? Танины-кислотность-миллезим.

— Ну, расскажи мне про оранж в твоем бокале.

— Самое модное вино сезона. Всё, пока!

— И все?! Ты же ничего не сказал!

— Достаточно…

— То есть, рассказывать о вине через классные образы… 

— Я люблю мощные, как Сталлоне, вина, ты, вероятно любишь вина, похожие на Тимоти Шаламе.

— Да, он похож на моего мужа Макса в молодости. Давай честно, образами все живут, не только молодежь. 

— Накладывает ли вино отпечаток на девушек?

— Если много, если не перемежаешь стаканом воды, если пьешь высокоалкогольные вина, пьешь не в компании, а одна. И если нет классных закусок – то да: вино накладывает отпечаток.

— Ты могла бы завязать с вином?

— Думаю, нет. Например, обед. Как обойтись без бокала, организму нужно помочь. По собственной воле от вина не откажусь. 

— Когда вы собираете винные девичники, о чем вы болтаете?

— О сексе!

Фотографии: Игорь Родин