5 любимых кафе и ресторанов Владимира Раевского

Автор и ведущий программ об истории и культуре на телеканалах Культура, Москва-24, Моя Планета. Соавтор блога “ну да москва” и шоу “Ну да, Москва” на радио «Серебряный дождь» любит хинкали, кофе и пасту. 

Есть хинкали, пить вино

Это место мне однажды посоветовал Юлий Гуголев, прекрасный поэт и по совместительству — по крайней мере, на тот момент — ведущий гастрономической программы на Москве-24. Юлий вхож в самые закрытые хинкальные круги, и знает о предмете всё. Как только открылось заведение ЕХПВ, он сказал, что ничего подобного в Москве нет. И правда нет. Хинкали совершенно выдающиеся.

Братья Караваевы

Слушайте, можете сколько угодно кривиться на место с подносами и готовой едой, но это же виртуозное место. Во-первых, там всегда вежливые и приветливые ребята (однажды я зашёл раздражённым и что-то брякнул, так меня угостили тортиком, чтоб я не злился). Во-вторых, там в целом вкусная еда. В-третьих, там так цивилизованно и чисто, что кулинарией не брезгует ни одна городская страта. В-четвёртых, скорости такие, что можно решить все проблемы с голодом буквально за пять минут.

Чайка

Прекрасная кофейня в глубине Тверской улицы. Раньше она называлась Gift (теперь Gift тоже существует, но на Тверской-Ямской, и там нет места, чтоб сидеть). В Чайке готовят совершенно дизайнерский кофе на винтажной машине. Там очень приятно сидеть подолгу, можно назначать встречи или строчить письма. Минус один — в четыре часа дня открывается пивной бар, с которым они делят аренду, и начинается специфическая музыка, запахи, плюс какие-то заморочки с использованием ноутбуков.

Паста и баста

Итальянский ресторан, каким он должен быть — не с передовиц светско-молодёжных изданий, с устоявшимся кругом гостей, не распродажно-дешёвый. Я не знаю, кто там повар, но, похоже, знает толк или вообще с полуострова. Днём можно съесть двойную пасту, лично я рекомендую аматричиану.

Прогресс 

Когда-то здесь было наша любимая кофейня Good Enough, царица московских кофеен. Теперь здесь Прогресс, и мы его тоже любим. Если там за стойкой работает бариста по имени Николай — вы окажетесь в самых надёжных руках из всех возможных. Николай — поэт от кофе-машины, то, что он делает с эспрессо — это мировой уровень, какой-то Копенгаген. Лично я по-прежнему ценю пастрами из кафе «Юность», которая в меню в виде сэндвичей и вафель. Поэтому, случается, задерживаюсь. И пиво здесь — в очень удобной системе: наливаешь себе сам.

🌶